Домой Карта сайта Связаться Поиск
 






ПРЕДЛАГАЕМ ТУРЫ
ЛОНДОН ЕГИПЕТ ПАРИЖ
ГОРЯЩИЙ
ТУР
Лондон
10 сентября
(4 экскурсии)
от 850 €

САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
Египет Чехия
Кипр Испания
Тунис Италия
ОАЭ Греция
Тайланд
СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ



 
Корсика
Стоит сказать: «Корсика», и едва ли не каждый продолжит: «Наполеон». К многочисленным титулам французского императора историки давно прибавили еще один — «великий корсиканец». Ну а коренные жители Корсики, стоит с ними завести разговор о Наполеоне, обязательно напомнят о другом, не менее великом земляке — Христофоре Колумбе. На Корсике все твердо убеждены, что мореплаватель родился в городе Кальви, где до сих пор будто бы сохранился его дом.


Спорить с корсиканцами на эту тему очень трудно. Действительно, пока не удалось точно установить, где же появился на свет мореплаватель, открывший Америку. Но версия о том, что Колумб родом из Генуи (она и вошла в учебники истории), на корсиканцев никакого впечатления не производит. В ответ они приводят исторические факты, правда, затуманенные легендами, и собеседник волей-неволей склоняется к «корсиканской версии» происхождения Колумба.

Впрочем, как бы внушительны ни были аргументы островитян, они даже с помощью некоторых ученых все еще не смогли сделать популярной свою теорию хотя бы во Франции. Но память своего знаменитого «земляка» они увековечили: в Кальви есть улица Христофора Колумба и даже установлена мемориальная доска.

А вот о Наполеоне на Корсике напоминает многое. Открытки с изображением картин, запечатлевших императора, сувениры - от дешевеньких зажигалок и шариковых ручек с наполеоновской символикой до огромных бюстов и ваз - встречают приезжих уже в киосках морских вокзалов.

Конечно, сувениры — лишь незначительная, хотя, наверное, самая заметная часть разветвленной индустрии туризма на Корсике. Сотни тысяч французов и иностранцев приезжают на остров, чтобы посетить наполеоновские места и отдохнуть на берегу моря. Когда листаешь приложенный к путеводителю по Корсике список гостиниц (их около 600), то кажется, что в них можно разместить население большого города. Уровень, естественно, разный. Есть и фешенебельные, для постояльцев, которые из страны в страну перелетают на собственном самолете, а достопримечательности осматривают из окошка лимузина, даже не опуская стекол, чтобы 40-градусная жара не растопила легкую прохладу, накачанную в салон кондиционером. Хватает, конечно, гостиниц и пансионов, рассчитанных на людей с не очень пухлым кошельком.

В целом же Корсика — курорт довольно демократичный. Это не Лазурный берег, и, несмотря на все свои достопримечательности, остров явно не может конкурировать с Каннами, Ниццей или Монте-Карло, где центральные улицы заставлены фантастически дорогими «роллс-ройсами», «бентли», «феррари», «ягуарами».

А на главной улице главного корсиканского города Аяччо (она, конечно же, называется проспектом Наполеона) подобные автомобили редкость. Если бы не огромные пальмы, то он вообще напоминал бы улицу среднего провинциального города Франции. Тут, как и везде, сгрудились кафе и бары, магазины готовой одежды и обувши, булочные и бакалейные лавки, аптеки и службы химчистки. С утра все это выглядит довольно оживленно, но ближе к полудню, когда жара подпирает ртутный столбик у отметки плюс тридцать, тротуары пустеют. Люди забиваются под разноцветные тенты кафе и баров.

В здании почты, куда я зашел, остались только работники этого ведомства. Окошки закрывались одно за другим. Меня, единственного посетителя, тут же окликнул молодой парень в форме почтовика:

— Месье, вы надолго? - Нет, вот только посмотрю адрес. А вы закрываетесь на обед?

— На обед! — решительно ответил парень, но, почувствовав, что имеет дело с приезжим, вполне дружелюбно добавил:

— В это время у нас на Корсике все затихает. Жара такая, что никто и носа на улицу не высунет. А если выйдет, так ненадолго, да и то держится в тени.

Следуя совету, я по теневой стороне улиц все-таки добрался до главной достопримечательности Аяччо памятника Наполеону. Издали он выглядит величаво. Но стоит подойти поближе, как монумент начинает напоминать декорацию к голливудскому фильму на древнеримскую тему. Конную статую Бонапарта, одетого в тогу и увенчанного лавровым венком, окружают четыре пешие статуи его братьев. Они тоже в тогах, только постаменты у них пониже.

Еще один памятник императору стоит на огромном холме, подняться на который в жару стоит немалого труда. Эта одинокая фигура Бонапарта тоже привлекает внимание туристов. Зато у дома, где родился Наполеон, непримечательного четырехэтажного здания на улице Сен-Шарль, пустынно. Редкие прохожие даже взгляда не бросят на мемориальную доску. А ведь в доме есть и музей. Он разместился в нескольких комнатах, где когда-то якобы жила семья Бонапарта. В экспозиции собраны прежде всего личные вещи родственников «великого корсиканца». «Если уж говорить серьезно, — уверял меня живущий по соседству с музеем 65-летний Чино Сеззи, - то настоящие корсиканцы больше уважают мамашу императора Петицию». Чино, с которым мы разговорились у его переносного лотка, заставленного «наполеоновскими сувенирами», вообще не разделяет всеобщего восторга по поводу деяний императора: «Во-первых, Наполеон — корсиканец лишь наполовину: его отец родился в Италии. А главное, для Корсики он так ничего и не сделал. Только подумайте, ведь стал императором Франции! Уж мог бы родине предоставить какую-нибудь жалкую независимость или автономию. Но нет! Он все сделал наоборот. Я считаю, что из-за Наполеона Корсика так и осталась под французами».

Не думайте, что рассуждения Чино Сеззи из разряда тех, которыми обменивались незабвенные «пикейные жилеты». Нет, он говорил о вполне реальных проблемах, которые из года в год не дают покоя многим и над решением которых бьются и политические деятели Франции.

Трудно с точностью сказать, когда на Корсике зародилось движение за автономию. Утверждают, что у его истоков стоял национальный герой Паскуале Паоли, который в конце XVIII века внес немалый вклад в борьбу за независимость. Кстати, он использовал весь свой авторитет, чтобы положить конец укоренившейся на острове вендетте (обычай кровной мести получил среди корсиканцев такое же распространение, как и на Сицилии; лишь в конце 30-х годов нынешнего столетия вендетта, судя по всему, окончательно стала достоянием истории).

Но и задолго до Паоли корсиканцы боролись за независимость. В древности остров, который был населен сардами (выходцами с острова Сардиния), пытались захватить и финикийцы, и греки, и римляне, и византийцы, и арабы. От завоевателей тут мало что осталось хотя, как считают специалисты, именно арабы завезли сюда пальмы из Северной Африки, а в местном наречии сохранились арабские слова.

До присоединения к Франции в 1769 году остров почти четыре столетия принадлежал Генуе. Его жители никогда не теряли надежды добиться независимости. Однако когда власть во Франции захватил корсиканец Наполеон, в созданной им империи не то что бороться за автономию, но и говорить-то о ней вслух стало опасно.

Со времен солдата-императора идейный арсенал сторонников независимости Корсики существенно обновился, и они по-прежнему оказывают огромное влияние на политическую жизнь. Впрочем, и в метрополии в той или иной степени вынуждены учитывать позиции тех, кого сейчас называют «автономистами». У людей, причисляющих себя к этому политическому течению, взгляды довольно разнообразны. Некоторые, наиболее радикально настроенные, открыто говорят о необходимости полной независимости, другие настаивают лишь на автономии, но все едины в том, что «корсиканский вопрос» до сих пор остается открытым.

Аргументы тех, кто настаивает на предоставлении Корсике независимости, у населения, прямо скажем, особого энтузиазма не вызывают. Действительно, даже человеку, далекому от экономики, вполне ясно: оторвать остров, связанный с «материком» тысячами прочных хозяйственных нитей, просто невозможно. Есть у этой проблемы и серьезные политические аспекты. Например, складывавшиеся во Франции веками традиции национального единства. А ими французы очень дорожат. И сегодня трудно представить, что так называемый среднестатистический месье Дюпон, который с самого раннего детства твердо усвоил, сколько во Франции департаментов и исторических областей, что такое суверенитет республики, и массу других понятий, составляющих основу государства, вдруг согласится с идеей независимости Корсики или любой другой области. Для француза, впрочем, как и для многих корсиканцев, Корсика — это Франция, неотъемлемая часть республики. И точка. А вот что касается автономии, то эта идея пользуется более широкой поддержкой. Но французы имеют в виду под этим прежде всего расширение полномочий местных органов власти в решении экономических и социальных проблем, в развитии культуры, в том числе и системы образования. Кстати, подобная «автономия» в последние годы довольно успешно внедряется по всей Франции. Во многих районах страны, в том числе и на Корсике, она дала заметные результаты. Но на острове этот процесс идет не всегда гладко.

Все те, кого принято называть «рядовыми корсиканцами», сходятся во мнении: правительству надо «навести порядок» в политической и общественной жизни. Кстати, эти же требования выдвигают и террористы из Фронта национального освобождения. О каком порядке идет речь? Французская газета «Монд» написала, что Корсика «задыхается в тисках кланов». В последние годы несколько таких кланов, о которых тут распространяться не любят, и впрямь оказывают все более заметное влияние на общественную жизнь. Тесно связанные с политическими партиями и бизнесом, балансируя на грани закона, они иногда распространяют свой контроль и на государственные учреждения, руководители которых, в принципе, назначаются лишь с благословения. Парижа.

К чему приводят «тиски кланов», легко догадаться. Еще в 1982 году правительство французских социалистов наметило крупномасштабный план экономического развития острова. Его должно было принять областное собрание Корсики. Над проектом работает созданная собранием специальная комиссия, но она до сих пор не смогла представить даже небольшого наброска. Дошло до того, что министр внутренних дел Фран: ции Пьер Жокс, выступая в Аяччо на встрече с депутатами собрания, прямо сказал, что вскоре им «придется держать ответ перед избирателями». Министр также подчеркнул, что если местные власти Корсики не смогут разработать проект, то это возьмет на себя Париж. Обещал П.Жокс навести порядок и в государственных учреждениях Корсики, и в отношениях между трудом и капиталом. Ни для кого не секрет, что многие местные предприниматели, мягко говоря, не очень строго следят за соблюдением трудового законодательства. Профсоюзы обращаются с жалобами в местную государственную инспекцию по труду, ее сотрудники регулярно проводят расследования, готовят доклады, но дело коренным образом не меняется, а слишком усердных инспекторов время от времени просто переводят на континент.

Речь идет о заработках выходцев из стран Северной Африки, которые трудятся на сельскохозяйственных предприятиях. Крестьянам, занимающимся выращиванием винограда — этой корсиканской монокультуры, выгодно нанимать иммигрантов из Алжира, Марокко, Туниса и других арабских стран, ибо они готовы на любую работу, а платить им можно минимально. Французского трудового законодательства эти рабочие практически не знают, а власти легко могут любого из них лишить вида на жительство. Вполне понятно, что работают иностранцы столько, сколько прикажет хозяин.

Иммигранты, конечно, заняты не только в сельском хозяйстве. Как и всюду во Франции, они работают на стройках, в муниципальных службах, занимающихся уборкой мусора, — в общем, все самое грязное и тяжелое — для них. А для молодых корсиканцев, оканчивающих школу и желающих приобрести какую-нибудь профессию, места зачастую нет. Поэтому многие отправляются искать счастья на континент, а то и в Латинскую Америку.

Эмиграция коренных жителей — явление, с которым на Корсике уже давно смирились. Сейчас местное население насчитывает примерно 200 тысяч человек, а за рубежом, как говорят корсиканцы, живут почти один миллион их соотечественников. Хорошо оплачиваемую работу, требующую профессиональной подготовки, здесь действительно найти трудно: ведь Корсику и сегодня называют «промышленной пустыней». Есть одна крупная ГЭС, несколько мелких промышленных предприятий. Около 90 процентов всей потребляемой промышленной продукции ввозится из Франции и других стран.

Судите сами: если во Франции валовой внутренний продукт приближается к 70 тысячам франков на душу населения, то на Корсике он в два раза меньше. Экономические проблемы постоянно вызывают острые социальные конфликты, в том числе и довольно частые забастовки. Правда, материалы о них редко попадают на первые полосы парижских газет.

А ведь в 1988 году, когда был сформирован кабинет социалистов, казалось, что Париж намерен всерьез заняться развитием Корсики, причем не только ее экономики. Осенью в Аяччо и других городах побывал министр образования, молодежи и спорта Лионель Жоспен. Цель его поездки состояла и в том, чтобы решить проблему преподавания в школе корсиканского языка, на котором сегодня говорит три четверти коренного населения.

Уроки корсиканского ввели в школах только в начале 80-х годов: Тогда же в университете города Корте был создан научный центр, которому надлежало изучать и развивать корсиканскую культуру. В этом году областное собрание решило, что корсиканский язык обязательно следует преподавать во всех учебных заведениях острова, в том числе и в университете. Но министр отметил, что пока речь может идти лишь о факультативах.

В целом же проблема преподавания корсиканского языка, который напоминает чизмонтанский и ольтремонский диалекты итальянского, решается. А возникающие порой трудности, скорее, связаны с подготовкой высококвалифицированных преподавателей. Немало делается и для того, чтобы сохранить народные традиции и обычаи, которые, как считают специалисты, складывались под влиянием культурного наследия жителей Сардинии.

...В киосках на пассажирском терминале, откуда на континент уходят огромные паромы, забитые легковыми автомобилями и грузовиками, нельзя не заметить еще один типично корсиканский сувенир. На стеклах многих автомашин, вползающих в чрево парома, — наклейка с профилем мавра, лоб которого перехвачен белой лентой. Мавр давно стал своеобразным символом Корсики.

На бензоколонке рядом с портом худощавый парень в перепачканном маслом комбинезоне, заправив наш автомобиль, достал из кармана такую же наклейку.

— Вот, месье, — обратился он к моему парижскому знакомому, - не хотите ли мавра? А то у меня нет мелочи для сдачи.

— Да зачем нам эта наклейка? Мы же не корсиканцы! — ответил мой попутчик.

— На память. Будете вспоминать Корсику. К тому же мавр может вас выручить в дороге.

— Это как же?

— На континенте, знаете, сколько земляков служат в полиции? Вот нарушите правила и попадете на одного из них. Тот увидит, что вы любите Корсику, и, глядишь, сделает поблажку.

— Ладно, давайте наклейку! - согласился мой приятель. Она и сегодня красуется на его «пежо». Пока еще не выручала. Штрафов же он уплатил немало. И каждый раз, когда рассказывает; что его оштрафовали, восклицает: «Когда же я его встречу, этого полицейского-корсиканца ?..»

Юрий КОРОЛЕВ

Франция - городская страна

 
  ДРУГИЕ СПЕЦПРЕДЛОЖЕНИЯ:   
 

НОВОСТИ


Many states restrict or ban casinogamesfan.com, but it is legal in certain provinces.
Copyright © 2007 - 2016 Turizm-online.ru
All Rights Reserved.